Болгарские монастыри хранят воспоминания о русских воинах





(Въвеждащо каре)

В конце 1877 г. русский хирург Н. Пирогов был послан на инспекцию фронтовых больниц, когда и побывал в гостях у монахов Преображенского монастыря.

Вековое дерево  растет ныне во дворе Присовского монастыря: говорят, что выросло оно от семени, привезенного русским солдатом-сибиряком.  

Несколько русских офицеров и солдат были убиты в окрестностях Капиновского монастыря и похоронены в его дворе. После войны супруга полк. Улагая посетила место его гибели, подарив обители два комплекта одежды священников и церковную утварь.

 

Даже только эти несколько примеров являются доказательством того, что во время Русско-турецкой войны 1877–78 гг. в болгарских монастырях  солдаты русской армии (и болгарские ополченцы и добровольцы) находили приют, помощь и поддержку. Ссылаясь на исследование директора Церковно-исторического и архивного института при Болгарской патриархии доц. д-ра наук Христо Темелски, нами здесь будут раскрыты малоизвестные святые для россиян места в обителях вокруг древней столицы Велико-Тырново.

Историческая справка: 12 апреля 1877 г. в Кишиневе бил прочтен манифест императора Александра II об объявлении войны России  Османской империи, которую болгары назвали освободительной. Дунайская армия под командованием великого князя Николая Николаевича, брата императора, 15 июня 1877 г. форсировала р. Дунай у г. Свиштов. Затем Дунайская армия была разделена на три отряда. Передний отряд (включительно и болгарское ополчение) под командованием ген.-лейтенанта И. Гурко направился к старой столице Болгарии Тырново. В его задачу входило взятие перевалов через хребет Стара-Планина и обеспечение дальнейших действий Дунайской армии в направлении Эдирне и Царьграда (Стамбула).

В Свиштовском монастыре Пресвятой Богородицы в начале войны было всего двое монахов. По решению российского командования с 15 августа по 10 декабря 1877 г. в монастырских постройках был устроен военно-временный лазарет под шефством императрицы Марии Александровны.  Главным врачом был д-р Каде, а руководила им одна из придворных дам.  Диакон Максим (позже Пловдивский митрополит) посетил монастырь осенью 1877 г., и, по его воспоминаниям, в лазарете было немало хороших врачей – профессоров Санкт-Петербургского университета, а медицинские сестры были из Петербургского института благородных девиц. „Местом проведения операции служил монастырский двор, писал он позже.  

В начале декабря 1877 г. лазарет в Свиштовском монастыре посетил русский хирург Н.И. Пирогов, посланный проинспектировать фронтовые больницы  Российского общества Красного креста. Из его заметок узнаем, что двое монахов уступили лазарету три постройки с 25 помещениями, притом в каждом поместили по 4-5 кроватей. Отопление велось буржуйками. Здания были в хорошем состоянии и гигиеничны, окрестность и двор – чудесные. Кроме д-ра Каде, там еще было 4 врача, столько же фельдшеров и фельдшериц и 8 медицинских сестер. Почти за 4 месяца в этом лазарете было вылечено 324 человека, главным образом раненые.

Древняя столица Тырново в ходе войны превратилась в важный центр, где были укомплектованы дружины ополченцев и отряды добровольцев. В Тырново была размещена российская военно-временная больница №62, а некоторые ее отделения были перенесены в ближайший Преображенский монастырь. В течение 4 дней, с 25 по 28 декабря 1877 г., с инспекцией в городе находился акад. Н. Пирогов, гостящий у преображенских монахов. Русские военнослужащие (а также болгарские беженцы из южных городов Стара-Загора, Казанлык, Калофер, где свирепствовали перешедшие в наступление турки) были размещены в это время и в Арбанашком монастыре Св. Николы.

Рядом с Присовским женским монастырем Св. Пантелеймона (с. Присово у Велико-Тырново) несколько дней на биваке стояли военные части Переднего отряда русских. Сегодняшние монахини рассказывают историю о том, что вековое дерево во дворе монастыря выросло из семени, привезенном солдатом-сибиряком. Есть сведения, что в здании обители квартировал доброволец российской армии гессенский принц Александр Баттенберг, которого после Освобождения Болгарии избрали первым князем молодого государства.

Историческая справка: В конце август 1877 г. три батальона армии Сулеймана-паши были посланы в Твырдицу. Это было началом подготовки к наступлению через г. Елену на Тырново и Плевен. Осенью концентрация турецких сил в Еленском краю усилилась, стала очевидной подготовка к наступлению на Марянские позиции и Елену. Ген. Домбровский приказал уйти из города. Вокруг Капиновского монастыря было начато сосредоточение с целью поддержки Еленского отряда.   

Раненые русские солдаты и офицеры были размещены в помещениях для гостей Капиновского и Плаковского монастырей. Здесь же обрели убежище и многие беженцы из г. Елена. Монахи двух соседних обителей помогали раненым и больным, обеспечивали им питание, одежду, отопление. Несколько русских офицеров и солдат были убиты  в окрестностях святых обителей и похоронены  во дворе Капиновского монастыря. Был среди них и полковник  Улагай. После войны его супруга Олга Улагай посетила место гибели, подарив этому святому месту два комплекта одежды священников из темного бархата, позолоченный потир, диск, копье, ложечку, звездочку, большой позолоченный напрестольный крест с надписью: ”Помяните павшаго на поле брани полковника Георгия Улагая”. Среди даров были также большое и малое священное евангелие с переплетом из темно-красного бархата и окладом из серебра. На большом евангелии сохранились следы дарственной надписи: „В Кн(яжество) Болгарию, город Елена, монастырь Св. Николая, близ г. Тырново на сто пятьдесять рублей серебряными из  города Обаяна, Курской губернии, Российской империи. От вдовы полковника Олги Улагой”. Лечимый в том же монастыре подполковник Дмитрий Николаевич из Киева поблагодарил монахов за проявленную заботу к нему, подарив 11 января 1878 г. икону Св. Николая небольших размеров.

17 января 1878 г. полковники Ф. М. де Прерадович и К. И. Кесяков по дороге из Тырново в Елену побывали в Плаковском монастыре Св. Илии и остались ночевать в Капиновском монастыре Св. Николы. Его игумен  архимандрит Серафим сердечно встретил высоких гостей и, как описали военные: „Исключительно радушно предложил им разместиться в одной из его келий… Мы было приготовились выехать ранним утром, но настоятель не желал нас отпустить, не угостив кофе. Пришлось подчиниться.  Чтобы обрадовать старика, мы внесли добровольную лепту церкви и расстались друзьями с этим хорошим человеком…”.

Мерданский монастырь 40 Святых мучеников часто посещали русские офицеры и солдаты. Игумен архимандрит Кесарий Хорозовски, побывавший на Святом Гробу, держал двери широко отпертыми для братьев-освободителей.

Летом 1877 г. в Габрово были расположены различные воинские части, защищавшие Шипкинские высоты. В здании Априловской гимназии города был расположен  военно-временный лазарет 9-ой пехотной дивизии. Монахини соседней женской обители уступили все свои помещения и там был открыт филиал лазарета. Они готовили пищу для всех, стирали белье и одежду, выполняли санитарные функции. Врач Павел Яковлевич Пясецкий прибыл туда вместе с тремя медицинскими сестрами Российского Красного креста – Энгельгардт, Тепляковой и Духониной и студентом медицины Губаревым. „Везде зелень, цветы, обвитые лозой веранды, тихо журчащие  струи чистейшей воды, каменная ограда, обросшая местами густым мхом, и  раздающийся за ней шум пенящейся реки Янтра – все это показалось нам столь мило, так поэтично, а предоставленные  комнаты были такими чистыми и уютными“, - так описал Габровский женский монастырь врач Пясецкий, проведший там три месяца, болея тифом…

В той же святой обители лечились некоторые высшие и старшие офицеры русской армии. Одним из них был командир 14-ой пехотной дивизии ген.-майор М. И. Драгомиров, профессор Военной академии, выдающийся военный теоретик и герой форсирования реки Дунай. Он был ранен 12 августа 1877 г. на вершине Узун-Укуш (ныне Драгомирова) на Шипкенской линии обороны. О нем заботилась монахиня Христина Попрачева. Здесь же был вылечен подполковник Алексей Николаевич Куропаткин. Посетив Болгарию позже по случаю 25-летия Шипкинской эпопеи, 8 мая 1902 г. он посетил женскую обитель в Габрово и подарил монахиням 3 тысячи левов.

Во время боевых действий на Шипке (август 1877 г.) через Соколский монастырь Успения Богородицы прошли разные военные части. Монахи сердечно встречали русских офицеров и солдат, угощали их, некоторые из них  оставались там на ночлег. Из благодарности некоторые офицеры сделали скромные дарения монастырскому храму!





| СХОДНИ ТЪРСЕНИЯ